Деревья

Материал из Hypnosys.ru
Перейти к: навигация, поиск

Автор: Герман Гессе

Деревья всегда были для меня самыми проникновенными проповедниками. Я уважаю их, если они живут у людей и в семьях, в лесах и рощах. И еще больше я уважаю их, если они стоят отдельно. Они как одиночество. Не только как отшельник, который ушел от бессилия, но и как великие, ставшие одинокими люди, как Бетховен или Нитше. В их вершинах шелестит мир, их корни отдыхают в бесконечности; сами они не только не теряют ничего, но и не добиваются ничего вместе с другими. Сила их жизни только одна: их собственная, соответствовать жизненным законам, развивать собственный образ, представлять себя. Нет ничего святее, ничего примернее, чем красивое, сильное дерево.

… и свои обнаженные смертельные раны показывает солнцу, тогда на ясных дисках их пней и надгробиях всей их истории можно прочитать: в годовых кольцах и сращениях стоит вся борьба, все зло, все болезни, все счастье и верно записано развитие, узкие года и буйные года, отраженные нападения и пережитые штурмы. И каждое крестьянский юноша знает, что самое твердое и благородное дерево имеет узкие кольца, что высоко в горах и в постоянной опасности растут самые стойкие и полные сил деревья.

Деревья это святые. Кто разговаривает с ними, кто умеет слушать их, тот знает истину. Они не проповедуют знания и рецепты, они проповедуют …

Дерево говорит: во мне есть середина, искра, во мне скрыта мысль; я жизнь от вечной жизни. Иной раз это попытка , так как вечная мать играла со мной; иной раз это моя форма и прожилки на моей коже; иной раз это едва заметная игра листьев моей вершины и крошечные шрамы на моей коре. Мое назначение – формировать и показывать уникальность вечности.

Дерево говорит: моя сила – доверие. Я не знаю о моих зачинателях, я не знаю о тысячах детей, которые каждый год во мне рождаются.

Я живу тайну моего семени до конца, ничто другое меня не тревожит. Я доверяю, что во мне есть Бог. Я доверяю, что моя задача святая. Я живу в этом доверии.

Когда мы печальны и не можем больше терпеть жизнь, тогда дерево может нам сказать: Успокойся! Успокойся! Посмотри на меня! Жизнь ни легкая, жизнь ни тяжелая. Это детские мысли. Позволь Богу говорить в тебе, так как мысли молчат. Ты тревожишься, так как твой путь отдаляет тебя от матери и родины. Но каждый шаг и день ведет тебя навстречу новой матери. Родина ни есть здесь или там. Родина внутри тебя или нигде.

Страстное желание путешествовать возникает в моем сердце, когда я слушаю как шумят деревья на ветру вечером. Можно слушать спокойно и долго, пока страстное желание также придет в твою середину и чувства. Это желание ни то, что чувствуешь перед печалью, как может показаться. Это страстное желание на родину, к памяти матери, к новым мифам жизни. Оно ведет домой. Каждый путь ведет домой, каждый шаг есть рождение, каждый шаг есть смерть, каждая гробница есть мать.

Так шумят деревья вечером, когда мы боимся наших собственных детских мыслей. У деревьев длинные мысли, бесконечные и спокойные, как и длинная жизнь в сравнении с нашей. Они мудрее чем мы, так долго не слушающие их. Но если мы научились слушать деревья. Тогда приобретаем мы радость от быстроты и краткости, от детскости наших мыслей. Кто научился слушать деревья, не желает больше быть деревом. Он не желает быть тем, кем он есть. Это родина. Это счастье.